"Из Киева в "ЛНР": Как "нелегально" доехать в ОРЛО и что происходит в оккупации", - "Донбас. Реалії"

Як зазначає автор, потрапити на окуповану територію не складно: платиш близько двох тисяч гривень, і тебе везуть просто з Києва до окупованого міста, повз українські КПВВ через Росію.

Об этом сообщает protectionism.in.ua со ссылкой на СМИ.

Радіо Донбасс.Реалії публікує текст автора, який восени цього року вперше за роки війни побував удома в місті, окупованому російськими гібридними силами, і написаний спеціально для проекту, передають Патріоти України.

З міркувань безпеки його ім’я, назва міста в ОРЛО, назви пунктів пропуску через українсько-російський кордон і інші деталі поїздки не розкриваються. Далі — мовою оригіналу:

"В первый раз с тех пор, как началась война, я решил поехать домой. Появился повод – два года назад я женился на девушке из Беларуси. Год мы жили там, потом решили переехать в Киев. Я повез жену знакомиться со своими родителями в небольшой город, который называют «тылом ЛНР» в нескольких километрах от российской границы. Не буду говорить какой, просто представьте, что когда-то это был успешный шахтерский город с несколькими крупными предприятиями.

Времени сделать пропуск в СБУ у нас не было, и морочиться не хотелось, поэтому решили поехать «нелегально». Идея простая: платишь около двух тысяч гривен, и тебя везут просто из Киева до оккупированного города, мимо украинских КПВВ через Россию.

В автобусе с нами ехали почти одни старики и пенсионеры. Каждый выбрал этот вариант из-за своих причин: кто-то не успел сделать пропуск, а ехать надо; кому-то физически тяжело пересекать «официальную» границу и менять транспорт по нескольку раз, кто-то как мы, решил «не париться» и доехать домой комфортно и быстро, без очередей и проверок.

Мы сильно ошиблись.

1300 километров от Киева до «дома» в «ЛНР» мы преодолели за сутки с лишним, сидя в автобусе, где, конечно же, нельзя прилечь. То есть сев на автобус утром, дома я был после обеда следующего дня. К первой таможне около Харьковской области из Киева мы приехали в полночь, но нас развернули из-за моей жены. Оказалось, что она не может пройти контроль на украинско-российской границе в межгосударственном пункте пропуска, потому что у нее беларусский паспорт. Наши соседи, и без того взъерошенные своим «нелегальным» статусом, начали на нас кричать. Кто-то даже сказал «Высадите их, пусть сами едут!». Нас никто не защитил, кроме водителя. Он уже взял у нас деньги и, наверное, чувствовал ответственность и что-то вроде вины. Я ощутил, как это – когда в момент против тебя может ополчиться группа людей только потому, что им страшно.

Мы вернулись в Харьков и оттуда уже приехали к нужной нам международной таможне. Если честно, меня поразило, что во время войны пропускные пункты вроде этого остались на том же уровне защиты, что и до (я ездил раньше в Россию), то есть почти не защищенными.

Везде – и оба раза на российской, и на границе с «ЛНР» наш водитель платил российским и «местным» пограничникам. Тем не менее, мы все равно проходили все процедуры пересечения границы – от проверки документов до легкого досмотра. На въезде в «ЛНР» уже у меня начались неприятности. Как сказал еще в Киеве водитель, «киевских там не очень любят», а у меня киевская прописка. Меня спрашивали, почему и когда я уехал, что делаю, кем работаю. Не страшно ли? Страшно, как и всем. Но, я ничего не нашел, что сказать, кроме как отшутиться.

Наши нервы были на пределе, хотя никто не выдавал себя. Просто чувствовалось в воздухе. После двадцати часов в пути водитель начал кричать: «Когда же мы приедем домой, с*ка?!?!»

И вот мы приехали.

Я не знаю, сколько людей выехало из моего города, но такое ощущение, что не осталось и половины. Меня поразила пустота вокруг. Военных в городе на первый взгляд не видно, не казаков. Вроде бы ничего и не говорит о войне, но страшно все равно.

Еще меня поразило, как «зарос» мой район. Такое ощущение, что его уверенно поглощает природа. Деревья, кусты, бурьян действительно заполонили все вокруг.

Дома ветшают, всюду какое-то запустение, дороги ужасные (какими и были до войны), люди умирают или выезжают. Паспорт «республики» получают только для того, чтобы потом получить российское гражданство и уехать в Россию. По крайней мере я об «идейных» не слышал.

Впрочем, еще «на районе», то есть в квартале, где я жил, реконструировали стадион, организовали место для экстремального спорта и «облагородили» парк – поставили новые лавочки и посадили деревья. Видимо, так людям дают понять, что жизнь в городе возможно и не нужно отсюда выезжать.

Как ни в чем не бывало, работают детские садики, ДК, музеи, школы. В моей школе уже нет и половины тех учителей, которые были до войны. Часть росписей школьных стен, которые мы делали, еще когда я учился, закрасили из-за украинской символики – аккуратно нанесли синюю краску, будто тут ничего и не было. А возле входа повесили памятную табличку, посвященную выпускнику, «погибшему за Донбасс».

Как я уже сказал, до войны, уже живя в Киеве, я несколько раз ездил в Россию, после чего я всегда чувствовал, что еще больше люблю свою страну. Сейчас, когда после неполной недели в «ЛНР» (где еще до 2014-го года — за некоторыми исключениями — мне было вполне комфортно) я вернулся в свой новый дом в Киеве, я неожиданно для себя и с горечью осознал, что чувствую то же самое."


Джерело статті: “https://ustymenkooleh.patrioty.org.ua/blogs/yz-kyeva-v-lnr-kak-nelehalno-doekhat-v-orlo-y-chto-proyskhodyt-v-okkupatsyy--donbasrealii-297938.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя